«В живописи Германа Завьялова всегда приводит в восхищение это удивительно гармоничное сочетание великолепной традиционной отечественной школы с абсолютно современным пониманием живописных задач и их блестящим решением.» Валентин Терещенко, художник
Основные биографические сведения English

Родился 8 октября 1937 года в дер. Зарянка Тюменского района Омской области. Окончил Пензенское художественное училище (1954-1960), Московский государственный художественный институт им. Сурикова (1960-1966) по мастерской профессора Д.К. Мочальского. Дипломная картина "Семья кетов". Х., м. С 1960 года работает в томских художественно-производственных мастерских. Неоднократно избирался в правление Томской организации Союза художников РСФСР, являлся членом выставкома зональных выставок, членом комиссии по живописи правления Союза художников РСФСР.
Герман Завьялов - автор более 3000 картин. Лучшие из них хранятся в художественных музеях Томска (29 работ), Иркутска, Комсомольска на Амуре, в картинной галерее Кемерова, в Томском краеведческом музее, в нескольких народных галереях области. Работы живописца находятся во многих отечественных частных коллекциях, а также в частных собраниях Франции, Германии, Швейцарии, Польши, Японии, Америки и др.


     "Впервые цветной карандаш Герман увидел в восемь лет. В школе на Черном Мысу (где директорствовали сначала его отец, потом - мать), когда началась война писали на бересте, а чернила варили из чаги. Перышки и вставочки, правда, нашлись – остались от «старой» жизни. Герман считался уже непревзойденным мастером по созданию «карикатур» про Гитлера на берестяных грамотках, когда из-за какого-то стола в учительской извлекли этот огрызок… Карандаш был красный и очень походил на веточку кедра с красной сердцевинкой. Герман долго еще был уверен, что карандаши – это оструганные веточки разных деревьев. У каждого – свой цвет. Они ему даже снились – цветные деревья.
     Детство было трудное, бедное, трудовое. Окружающий мир – суров и небогат красками. Но это в нашем сегодняшнем восприятии. В рассказах Завьялова он яркий, как печки, которые клал его дед и расписывал рыбами и водорослями, как родовой дом с расписными стенами и крышей. И он, этот мир, был полон приключениями, интересными людьми – старожилами, как его отец, ведущими род от тех крестьян, что пришли в Сургутский край с Ермаком, аборигенами, с которыми болтал по-хантыйски, ссыльнопоселенцами, рыбаками, охотниками, с которыми с малолетства занимался промыслом. В одну зиму школьники, с помощью взрослывх конечно, добыли из-подо льда столько налимов, что забили ими как дровами большой сарай. Этой рыбой спаслись присланные в Черный Мыс детишки-блокадники…

     Получив превосходное образование – сначала в Пензе, потом в Москве, дипломную картину в Московском художественном институте им.Сурикова Герман Завьялов посвятил своей теме – она называлась «Семья кетов». И местом распределения выбрал Томск, хотя основным местом его прописки правильнее считать Обь. Все тридцать лет томской жизни с ранней весны и до поздней осени он бороздит речные просторы, а зимой осмысляет привезенные из этих путешествий этюды, создавая работы, которые отличают столь редкие в нынешней живописи качества – эпичность и монументальность.
     Были у него увлечения декоративностью – повышенной звучностью цвета, в студенчестве занимал призовые места в московских конкурсах проектов архитектурных памятников. На стене в мастерской и сейчас висят две гравюры – одна, очень динамичная, на родную северную тему, а на другой – девушка из треугольников. В этой разносторонности – внутренняя подвижность, готовность художника откликаться на процессы, происходящие в современном искусстве.
     В шестидесятые годы в Сибири сформировалась замечательная плеяда художников, оказавшая влияние на развитие искусства всей страны. Герман Завьялов – яркий ее представитель. В его картинах, написанных в конце шестидесятых - начале семидесятых, звучали социальные мотивы. На фоне немыслимо красивой осенней тайги нефтеналивные баки-«десятитысячники». Их строгая серебристая поверхность тоже красива. Художник видит это, но видит так же и чужеродность объекта. Эти же огромные, все вокруг подавляющие цилиндры вписывает он в картину с деревянными домами сургутского края. Да, можно восхититься их мощью, значительностью, но все же это серебро с другой планеты. Два разных мира отчужденно сосуществуют на полотнах.


     Обь, тайга, небо над нами – огромный мир. Но Завьялов в своем пейзаже ощущает себя абсолютно органично, они друг другу сомасштабны. Поэтому и для рассказа ему не нужно много слов, мелких деталей. Правда, такая лаконичность выразительных средств предполагает и понимающего зрителя, умеющего не зацикливаться на частностях. Такими зрителями бывают искушенные профессионалы и совсем не искушенные речники – они замечательно воспринимают завьяловские пейзажи, потому что смотрят на них теми же, что и художник – хозяйскими глазами. В картинах последних лет все определеннее ощущается наличие некоей высшей силы, в них есть философская отстраненность.

     На сегодня интересы Завьялова определились, определились и любимые жанры: пейзаж, натюрморт, портрет. Лучшие его работы приобретены Томским, Кемеровским, Иркутским и другими художественными музеями. Персональные выставки состоялись в Москве, Белгороде, две – в Томске, И две в Стрежевом, работы экспонировались за рубежом, приобретены в частные коллекции США, Франции, Германии, Польши, Австралии и других. Но по стилю жизни, по взгляду на мир Завьялова трудно причислить к патриархам. По-моему, у Германа есть ощущение, что благополучная жизнь – это подмена настоящей жизни. И он разрушает ее всеми доступными средствами. Он может сутками не есть, ему все равно, что носить, на чем спать. Негодование в нем вспыхивает, когда не получается картина – все остальное не имеет значения. Его жизнь равна стилю. А его живописное высказывание – всегда собственное."

М. Смирнова
 

Контактные телефоны: 8 (916) 626-72-83, 8 (903) 746-76-17 Написать письмо: german@zgn.ru